Интервью с заместителем генерального директора

01.06.2007

Стратегия эффективности

Смена имени и реструктуризация для типографии – большая редкость, на это должны быть серьёзные причины. «Зачем?», спросили мы у заместителя генерального директора типографии «Сити Принт» Вячеслава Сидорова.

В. С. Чтобы лучше объяснить, зачем мы всё это затеяли, напомню предысторию. В 1992 г. было образовано рекламное агентство «Альба». В 1994 г. мы открыли производственное направление – купили у «Интермикро» две однокрасочные офсетные машины: «Ромайор» и Gestetner. На них мы учились печать, старались извлекать пользу из специфических особенностей каждой. Опыт эксплуатации подобной техники позволил нам сделать вывод, что для эффективной работы нужно выбирать более совершенные машины. Поэтому в 1996 г. мы приобрели оборудование Heidelberg – однокрасочную GTO и двухкрасочную QuickMaster 46. Для нас же было важно то, что более совершенная техника позволила существенно расширить ассортимент и объём выполняемых услуг. Ещё через два года купили двухкрасочную GTO, но сразу после этого случился август – пришлось потуже затянуть пояса. В 1999 г. у «Альбы» появились уникальная возможность привлечь серьёзные инвестиции в дальнейшее развитие. Мы решили реализовать «под ключ» проект рекламной типографии, способной выполнять многокрасочные заказы формата А2. В составе оборудования были пятикрасочная Speedmaster 74 с секцией лакирования (одна из первых в России, оснащённая темперированием красочного аппарата), двухкрасочная машина, ВШРА, фальцевальная машина Stahl, резальный комплекс на базе Polar 115E и фотонабор. В декабре 2000 г. состоялся запуск оборудования на новой производственной площадке на территории фирмы «Русский мех». На поиск было потрачено немало времени и сил – важно было разместиться в большом одноэтажном здании с прочным фундаментом без подвала. Офис был удалён – он располагался на ул. Суворовской.

Что вас побудило провести ребрендинг типографии?

В 2006 г. один из трёх учредителей вышел из состава, активы разделили, полиграфический бизнес перешёл к Александру Евсееву и мне. Учитывая это, а также необходимость дальнейшего развития, мы решили изменить название предприятия и провести реструктуризацию. Фирма «Сити Принт» стала преемником «Альбы». Новое название отражает сегмент рынка, на который мы ориентируемся. Во-первых -- это большой город, мегаполис; во-вторых – это коммерческая (рекламная) полиграфия. На самом деле мы прорабатывали альтернативный вариант развития – создания сети печатных салонов в разных районах города. Планировали использовать машины класса DI – компактные и оперативные, обеспечивающие офсетное качество печати. Однако не нашли поставщика, которым мог бы не только продать нам подходящее оборудование формата А2, но и гарантировать надлежащий уровень сервиса. Тем не менее, размышления над этим проектом позволили нам по-новому взглянуть на возможности существующей площадки. И многое из задуманного мы реализовали здесь. В «Сити Принт» традиционные для «Альбы» надёжность, качество и приемлемые цены будут сочетаться с высочайшей эффективностью производства.

Чем может привлечь клиента рекламная типография в условиях сложившегося рынка мегаполиса? Какие услуги вы будете оказывать?

Рекламная полиграфия – это комплекс очень разнообразных продуктов. Проще назвать то, за что мы не берёмся – за этикетку, упаковку и т. п. продукцию, составляющую хлеб с маслом для специализированных типографий. Специфика рекламного рынка для нас ясна – это сжатые и не терпящие переносов сроки (обычно привязанные к выставкам и др. мероприятиям). Понятно и то, что заказчики изначально ждут от типографии очень высокого качества – оно уже не обсуждается, а подразумевается. Чтобы быть успешными в таких условиях, нужно обеспечивать более высокую, чем у конкурентов, эффективность производства, стабильное качество и стопроцентную гарантию сроков выполнения заказов – эти принципы мы заложили в подбор решений для новой типографии. Сейчас уже трудно найти какую-то уникальную технологию и с её помощью обеспечить себе конкурентное преимущество. Зато построить эффективное производство без узких мест можно – это то, что мы умеем делать хорошо. В основе проекта – не захват новых территорий, а укрепление позиций на качественно новом уровне.

Как это реализовано?

Прежде всего, мы заняли под производство весь первый этаж отдельного здания площадью 1500 м2, переместили офис на территорию типографии, расширив его площади до 250 м2. Машину, которая у нас проработала 6 лет и сделала 170 млн оттисков, продали, как и остальное оборудование от прошлого проекта. Новая флагманская машина – шестикрасочная CD 74, выбрана сознательно, не смотря на то, что изначально предназначена для печати по картону. У CD улучшенная подача и проводка, конструкция красочного аппарата; машина снабжена новейшим пультом CP2000 (изменения в управляющем софте ещё даже полностью не отражены в руководстве по эксплуатации). Наш небольшой опыт показывает её отличия от SM – они существенные, и печатники их уже оценили. Мы также надеемся, что эта машина имеет больший ресурс – это важно в условиях интенсивной эксплуатации, которые мы обеспечиваем.Кроме того, 2-красочный Speedmaster заменили на 4-красочный с переворотом 2+2. Такая конфигурация выбрана и под конкретный заказ – ежемесячно мы печатаем порядка 1,5 млн оттисков 2+2 для крупного сетевого агентства в очень сжатые сроки, и как «бюджетный» вариант для работ не требующих дополнительных красок и лака. Установили новую ВШРА Stitchmaster ST-100 на шесть станций. Фальцевальных машин у нас уже две – это позволяет повысить пиковую производительность и обеспечить резервирование. Одна машина Stahlfolder Ti-52 только кассетная (две станции – 6 и 4 кассеты), вторая -- Stahlfolder KH – комбинированная (6 кассет и два ножа). Кроме того, купили спецкассету для оконного фальца, которую можно устанавливать по мере необходимости – это позволяет избежать ручной перефальцовки заказов с оконным фальцем и выполнять их эффективнее. Формы мы выводим на термальной CTP Suprasetter 74 с проявкой on-line и штифтовым пробойником. Если ещё три-четыре года назад к технологии прямого вывода было много вопросов, то сейчас мы считаем её вполне отработанной. Планируемый срок окупаемости этого оборудования – 5 лет, на такой же срок оформлен лизинг. Но уже сейчас мы ждём пополнение для трафаретной печати – трафаретную машину Sakurai Maestro, которая позволит нам выполнять шелкографскую печать и лакирование. Это очень надёжная машина стоп-цилиндрового типа формата А2. От цилиндровой формата А1 она почти не отличается массой, плюс к этому имеет более высокую точность приводки. Она должна быть запущена в июне. Формы для трафаретной печати будем изготавливать сами.

Какова загрузка новых мощностей?

Установив новое оборудование, мы сознательно изменили режим работы – раньше печатали круглосуточно, сейчас только днём. Планируем, к началу апреля достичь определённых успехов в решении управленческих задач и организации работы производственных участков, и тогда увеличим количество смен, перейдя на круглосуточный режим работы. Первый месяц показал, что мы востребованы на рынке – вероятно, это связано не только с сезоном выставок, но и с уровнем наших цен, которые по ряду позиций ниже среднерыночного уровня. Это касается в первую очередь продукции, выпускаемой нами без использования субподрядчиков. Главное для нас в этой ситуации – не поддаться соблазну набрать больше заказов, чем можно выполнить точно в оговоренный срок. Ведь у типографии сложился имидж, гарантирующей выполнение обязательств при любых обстоятельствах. А на рекламном рынке такая репутация дорогого стоит…

В чём особенности конфигурации установленной у вас системы Prinect?

Ее уникальность в полноте инструментов и законченности решений – она содержит гораздо больше модулей (включая управление финансами Prinect Prinance), чем это типично для России. Это очень важно для нашего проекта реструктуризации, фактически -- это его соль. Мы считаем, что в условиях жёсткой конкуренции типографии остаётся единственный путь к успеху – совершенствование внутренних процессов, эффективная организация труда. Примечательный случай произошёл с нами в Германии, где мы были по приглашению Heidelberg по случаю заключения контракта осенью 2006 г. Мы много путешествовали, и ближе к концу для нас была намечена встреча-обед с одним из руководителей компании. Мы очень устали и попросили эту встречу отменить. Однако нам ответили, что человек очень настаивает на встрече с нами – это оказался Хольгер Гальбрехт, руководитель направления Восточная Европа. Только в конце обеда Хольгер объяснил причину своей настойчивости – его заинтересовала полнота конфигурации заказанной нами системы Prinect, поэтому он посчитал необходимым лично убедиться в сознательности нашего выбора, столь нетипичного для России, особенно для средних городских типографий. «Вы – первая ласточка. Ведь за такими системами будущее, других вариантов достижения успеха для типографий, не собирающихся уходить в специализированные сектора, просто нет», -- заверил Гальбрехт. Он попросил нас пригласить его на презентацию типографии с намерением обязательно приехать. Prinect для нас – это не просто автоматизация, это иной взгляд на организацию бизнеса, процессный подход. Мы долго изучали вопрос и поняли, что альтернативы этой комплексной системе, отлично интегрирующейся с нашим оборудованием, нет. Она не лишена недостатков, но лучше иметь несовершенный продукт от одного производителя, чем набор из подобных продуктов от разных разработчиков. К тому же, мы видим, как в Heidelberg постоянно работают над развитием пакета.

А какое это имеет значение для заказчика?

Конечно, сам Prinect заказчику не продашь, это лишь инструмент для реализации идей и подходов к организации бизнес-процессов. Зато такие преимущества, как доступные цены и гарантированные сроки выполнения заказов, понятны всем. Достигается это, благодаря тесной связи всех процессов в типографии – от допечати до послепечатного цеха. Обмен данными происходит по стандарту CIP4 (JDF). Мы начали с организации связи допечатного отдела и печатного цеха, куда передаются все данные о заказах, включая предварительную настройку красочных зон. Со временем в сеть будет подключаться и другое оборудование. В тех случаях, когда это нецелесообразно, будут использоваться считыватели штрих-кодов, облегчающие обмен данными о заказах. Общие инвестиции в ПО и сетевое оборудование (включая серверы и оптоволоконную линию между препрессом и производственным цехом) составили около 200 000 евро, из них только на Prinect приходится около 80 000 евро. Вообще о том, как будет организована работа типографии после полного освоения нами возможностей Prinect, можно рассказывать очень долго. Но главное, что нам хотелось бы сделать – это передать нашу уверенность в надёжности и эффективности производства, нашим заказчикам. С этой точки зрения мне по душе метафора той надёжности и уверенности, с которой назначенную ей дистанцию преодолевает черепаха, выбирающая кратчайший путь к достижению намеченной цели. И не сомневайтесь – она всегда будет у финиша быстрее, чем торопливо и беспорядочно скачущий из стороны в сторону заяц…

< Возврат к списку