Полиграфический клуб

25.09.2006

В самом начале 2007 года стартует новый проект компании «Альба’принт» - «СИТИПРИНТ» - Типография для мегаполиса. Это связано с решением ее учредителей Александра Евсеева и Вячеслава Сидорова поставить совершенно новое полиграфическое производство, с новым оборудованием и новыми технологиями, отвечающее современным потребностям клиентов. О своем проекте и о том, как строится работа внутри компании сегодня, Александр рассказывает читателям «ПК».

Александр Леонидович, расскажите, пожалуйста, об основных этапах становления компании. Какие трудности на этом пути встретились?

Компания, тогда еще «Альба», была образована в 1992 году и развивалась эволюционно. Начинали, как многие, размещая заказы на чужой полиграфической базе. Всегда остро стоял вопрос четкого выполнения обязательств перед клиентами. Размещая заказы, тем более в условиях малого предложения услуг в тот момент, сложно было гарантировать должное качество и сроки. Поэтому решили организовать свое производство. Первым печатным станком был настольный ручной мини-пресс для изготовления визиток. В то время яркие визитные карточки были в моде – спрос был большой. В 1994 году купили уже офсетную печатную машину Romayor 314, а потом и «чудо-машину» Gestetner 413. Располагались в небольшом помещении в гигантском цеху завода ЦНИИТмаш. Картина довольно мрачная. Проблемы были связаны, прежде всего, с отсутствием опыта становления производства, управления и, как вытекающие, организационные. Например, традиционное пьянство среди печатников. Действовали жестко, увольняли без предупреждений, одного даже по статье. В 1995 году на выставке Drupa в Дюссельдорфе познакомились с будущим руководством «Гейдельберг СНГ». Они тогда готовились к открытию представительства в Москве. В 1996 году установили однокрасочную GTO. Для «Альбы» это было серьезным шагом в развитии. Своих средств не хватило, брали в кредит. В общем, развивались, как мини-типография. С первыми серьезными трудностями столкнулись в 1998 году. В июле поставили двухкрасочную GTO52, что было в августе – все хорошо помнят. В то же время нашим соседям по зданию очень приглянулись арендуемые «Альбой» площади. Использовали административный ресурс. В течение полутора месяцев ежедневно к нам приходили различные проверяющие инстанции. Типография была под угрозой закрытия. Но ничего, устояли. Большая заслуга в этом бывшего ген.директора Лебедевой Е.Ю. Приобрели бесценный опыт.

Как дальше шло развитие?

В 2000 году был сделан серьезный шаг – удалось поставить совершенно новую типографию, с нуля. Опять же в сотрудничестве с «Гейдельберг СНГ». Во многом этот проект состоялся благодаря этой компании. Почему-то они нам поверили. Наверное, мы очень хотели реализовать этот проект, было огромное желание работать. За три месяца штат типографии вырос в 4 раза, производственные мощности – в 6 раз. Это был беспрецедентный шаг на российском рынке – к нам приезжали несколько иностранных делегаций смотреть типографию. Как-то представители «Гейдельберга» приехали к нам в типографию с одним из лучших специалистов по офсетной печати в Европе. Говорили о проблемах печати. Он попросил посмотреть печатный лист. Человек многоопытный, уже пожилой, сказал: «..Я не вижу здесь проблем… может быть, потому, что я плохо вижу?» Выход и закрепление на уже сформировавшемся рынке было бы невозможно осуществить без внятной, не размытой концепции. Она была.

Прошло уже пять лет… Вы работаете над новым проектом?

2004-2005 годы оказались непростым периодом: произошли изменения в составе учредителей. Были связанные с этим финансовые потери, потеря времени. В начале этого года мы приступили к новому проекту. Он по-своему уникальный. В частности, помимо печатного и послепечатного оборудования, большие средства вкладываются в программное обеспечение. Система Work Flow Prinect от Heidelberg будет первой инсталляцией в России. Комплекс программных средств с формализованными правилами проверки файлов позволит выявлять большой процент ошибок в этих файлах. В настоящее время клиенты очень неохотно платят за Pre-press, поэтому в чистом виде вложенные средства, вероятно, не окупятся. Однако это обеспечит дополнительную надежность и скорость обработки, что соответствует нашей концепции. Для реализации проекта в апреле этого года создана новая компания под названием «Ситипринт». Многие спрашивают, почему бы не оставить старую марку – «Альба’принт». Вопрос уместный, долго думали о целесообразности создания новой марки. Выводы такие: проект состоит не только из замены старого оборудования на новое. Важной составляющей является и структурная реорганизация предприятия, внедрение современных методов управления, переход во многих бизнес-процессах на другой качественный уровень. Смена названия в этом случае будет логичной.

Прежнее оборудование будет загружаться?

Часть «старого» послепечатного оборудования решено оставить. Остальное будет реализовано.

Как вы используете Интернет?

Важной частью нового проекта будет использование Интернета как рабочего инструмента, облегчающего клиентам коммуникации с типографией. Через свой «личный кабинет» клиенты смогут проводить мониторинг состояния заказов, текущего баланса, передавать файлы на печать, размещать заявки на расчет и производство заказа и многое другое.

Как нарабатывалась клиентская база, особенно в 2000 году, когда у вас появились серьезные мощности?

С целью привлечения клиентов проводились различные рекламные акции, индивидуальные презентации, потенциальных клиентов знакомили с производством. Одно время успешно издавали журнал «CredendoVidas». Но самым главным, конечно, было и остается следование принципам работы, на которых строится стратегия предприятия.

А каковы эти принципы?

Они на самом деле простые: всегда говори правду – всегда смотри на вещи так, как есть. Это основной принцип. Отсюда вытекающие – надежность, профессионализм, ответственность, открытость, стремление к развитию. Это базовые принципы. Мы уже два года не даем о себе широкую рекламу, при этом круг клиентов постоянно растет. Как правило, они обращаются по рекомендации. Был показательный момент: вели переговоры с одним известным брендом, они решили навести о нас справки у наших конкурентов. И те сказали: «Если они вам пообещали, что сдадут заказ 11-го, то, даже если упадет атомная бомба, они сдадут-таки 11-го». Зачастую случается, что приходится отказываться от заказов по причине того, что не можем выполнить их за требуемые клиентом сроки. Заказчики все равно возвращаются, тем более, когда получают при размещении срочного заказа обратный эффект. Такой показательный пример: клиенту необходима продукция к 15-му числу, мы гарантировали к 18-му. Заказ разместили в другом месте. Получив тираж 20-го, сокрушались: лучше бы у Вас печатали... Надежность для клиента очень важная черта любой типографии.

Рекомендация конкурентов дорогого стоит?

Да. В формировании имиджа компании большую роль играет следование сотрудников правилу: слово работника – слово предприятия. Прежде чем что-то сказать или пообещать, необходимо подумать. Нам потребовался не один год, чтобы привить такую высокую ответственность каждому сотруднику.

Как вы подбираете кадры?

Как и любое предприятие, мы заинтересованы в профессиональном и соответствующем карьерном росте сотрудников. Если кадровый потенциал компании исчерпан – привлекаем со стороны. Когда человек приходит в компанию с желанием профессионального роста, с хорошим потенциалом, мы будем его обучать. Зачастую это лучше, чем брать готового специалиста.

Сколько получают менеджеры и печатники?

Размер зарплат менеджеров и печатников соответствует уровню, существующему на полиграфическом рынке России. Мы сознательно ушли от системы мотивации, когда менеджеры получают проценты от продаж. При такой системе неизбежно возникают конфликты на уровне «продажи - производство». Сейчас у нас существует окладно-премиальная система. Премия исчисляется из расчета количества отработанных смен на производстве. В новой типографии собираемся ввести иной принцип оплаты: ввести прозрачный финансовый план и премировать сотрудников, исходя из выполнения ими этого плана.

Расскажите, пожалуйста, как строится работа внутри компании, каково распределение функций?

Интересен в этом плане опыт немецких типографий. У них с клиентом работают либо бывшие печатники, либо мастера (а мастером может стать человек, проработавший несколько лет в печатном либо брошюровочном цехе). То есть сотрудники, знающие процесс производства не понаслышке. В большинстве типографий в России есть отдел продаж, занимающийся «работой с клиентом», и производственный отдел, в функции которого входят обработка и диспетчеризация заказов. Неизбежны противоречия между задачей привлечь как можно больше клиентов и ограниченности производственных ресурсов. Мы взяли за основу немецкий опыт организации этих участков. Типография работает круглосуточно, 4 полноценные бригады на каждом участке. На такой скользящий график мы перешли одни из первых.

Как на работу компании влияет фактор сезонности?

Год от года фактор сезонности нивелируется. Летом делаем то же самое, что и в остальное время. Сознательно не увеличиваем «календарный портфель». Смотрим на доходность по конкретному заказу.

Ваши подходы в принятии решений?

Стараюсь руководствоваться прежде всего здравым смыслом. Не принимать скоропалительных решений и не поддаваться эмоциям.

Ваша компания не является членом Московского Полиграфического Союза. Почему?

Для чего такие союзы создаются? Это тусовка, людям нравится создавать союзы и тусоваться… Наверное, это хорошо. Но в плане дел и бизнеса что это дает? Мы не настолько крупная типография, чтобы лоббировать свои интересы. Мое мнение такое: делает Тольятти плохие машины – и никакие заградительные пошлины не помогут, пока они не начнут выпускать качественный продукт. Если мы работаем хуже конкурентов, причем все в равных условиях, чем нам поможет Союз? Это вопрос сугубо персональный.

Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

Я родился в Москве в 1969 году. Отец Леонид Александрович закончил МЭИ. Человек цельный и целеустремленный, был мастером спорта. После нескольких лет работы в энергетике стал журналистом, работал заместителем главного редактора журнала «Техника молодежи». Мама Ольга Борисовна – экономист. Кстати, у отца в последние годы жизни была идея создать типографию. Он даже нашел под нее финансирование. Это был конец 80-х – начало 90-х годов. Но судьба распорядилась иначе, и ему не удалось реализовать задуманное. То, что я стал полиграфистом – просто случай, с идеей отца никак не пересекается. Я закончил МВТУ им. Баумана по специальности «инженер-электромеханик автоматических систем», но ни дня не работал по профилю. На последнем курсе работал в техническом журнале и газете «Паритет». Вот там и родилась идея создать собственную компанию.

Дети не пойдут по Вашим стопам?

Моей дочери Олесе 15 лет. Она отличница, и я ею горжусь. Собирается поступать в Высшую школу экономики на факультет «Мировая экономика».

Как проводите свободное время?

Люблю путешествовать. Недавно с любимой девушкой ездил в Норвегию. Очень понравилось…


Наталия Сакиян

< Возврат к списку